140 лет Санкт-Петербургскому обществу естествоиспытателей

  • strict warning: Non-static method view::load() should not be called statically in /var/www/spboe/data/www/spboe.ru/modules/views/views.module on line 906.
  • strict warning: Declaration of date_handler_field_multiple::pre_render() should be compatible with content_handler_field_multiple::pre_render($values) in /var/www/spboe/data/www/spboe.ru/modules/date/date/date_handler_field_multiple.inc on line 185.
  • strict warning: Declaration of views_handler_argument::init() should be compatible with views_handler::init(&$view, $options) in /var/www/spboe/data/www/spboe.ru/modules/views/handlers/views_handler_argument.inc on line 744.
  • strict warning: Non-static method views_many_to_one_helper::option_definition() should not be called statically, assuming $this from incompatible context in /var/www/spboe/data/www/spboe.ru/modules/views/handlers/views_handler_argument_many_to_one.inc on line 35.
  • strict warning: Non-static method views_many_to_one_helper::option_definition() should not be called statically, assuming $this from incompatible context in /var/www/spboe/data/www/spboe.ru/modules/views/handlers/views_handler_argument_many_to_one.inc on line 35.
  • strict warning: Declaration of views_handler_filter::options_validate() should be compatible with views_handler::options_validate($form, &$form_state) in /var/www/spboe/data/www/spboe.ru/modules/views/handlers/views_handler_filter.inc on line 607.
  • strict warning: Declaration of views_handler_filter::options_submit() should be compatible with views_handler::options_submit($form, &$form_state) in /var/www/spboe/data/www/spboe.ru/modules/views/handlers/views_handler_filter.inc on line 607.
  • strict warning: Declaration of views_plugin_style_default::options() should be compatible with views_object::options() in /var/www/spboe/data/www/spboe.ru/modules/views/plugins/views_plugin_style_default.inc on line 24.
  • strict warning: Declaration of views_plugin_row::options_validate() should be compatible with views_plugin::options_validate(&$form, &$form_state) in /var/www/spboe/data/www/spboe.ru/modules/views/plugins/views_plugin_row.inc on line 134.
  • strict warning: Declaration of views_plugin_row::options_submit() should be compatible with views_plugin::options_submit(&$form, &$form_state) in /var/www/spboe/data/www/spboe.ru/modules/views/plugins/views_plugin_row.inc on line 134.
  • strict warning: Non-static method view::load() should not be called statically in /var/www/spboe/data/www/spboe.ru/modules/views/views.module on line 906.

А.В. Балахонов

Кафедра физиологии Медицинского факультета Санкт-Петербургского государственного университета

Революция 1848 г. во Франции, установившая буржуазную Вторую республику, как это ни покажется странным на первый взгляд, в какой-то степени сыграла отрицательную роль в развитии отечественной науки. Дело в том, что командировки русских ученых в Европу, и так-то не очень частые, были практически прекращены - мало ли каких вредных идей там можно было в то время набраться. Положение российской науки и образования в 50-х годах ХIХ в. стало весьма незавидным.

В университетах, основных в то время носителях научной мысли, главенствовали приехавшие из-за границы благонадежные профессора, зачастую не знавшие русского языка. Отечественные научные издания почти перестали выходить в свет, иностранные приходили редко и нерегулярно, даже элементарные учебные пособия обычно были переводными.

К счастью, этот период не оказался долгим: реформы Александра II, помимо всем известных последствий, привели к тому, что непосредственная связь русских ученых с европейской научной жизнью начала потихоньку восстанавливаться: уже в 1862-1863 г. г. "для подготовки к занятию профессорских кафедр по всевозможным специальностям" за границу на 2-3 года отправились свыше 60 человек. Регулярные отчеты молодых ученых об их пребывании в европейских университетах публиковались в “Журнале министерства народного просвещения”.

Во многих странах Европы тех лет уже давно существовали общества естествоиспытателей и врачей. Периодические собрания членов этих обществ позволяли ученым непосредственно обмениваться новыми идеями, из первых уст узнавать о достижениях коллег, совместно обсуждать пути дальнейших исследований. В самом начале 60-х годов стали складываться условия для организации подобных встреч и в России. В “Московской медицинской газете” в конце 1860 г. доктор С.А. Смирнов, рассказывая о 35-м (!) собрании немецких естествоиспытателей и врачей, прямо формулирует мысль о несомненной пользе для отечественной медицины того, чтобы “русский врач с одного конца России протянул руку врачу на другом конце ее живущему, обменялся словом, высказал свои нужды, свои стремления и таким образом нашел бы себе одобрение и сочувствие, а в них и новые силы”.

В немногочисленных и фактически разрозненных обществах врачей России (они имелись в Москве, Санкт-Петербурге, Киеве) стало расти понимание необходимости “с разрешения правительства учредить общие периодические ежегодные съезды русских врачей”. Профессор нашего Университета Ф.В. Овсянников в 1861 г. говорил, что “никто не сомневается у нас в огромной пользе ученых собраний в России; я льщу себя надеждой, что Общество русских врачей в Санкт-Петербурге положит им прочное основание, испросив на то разрешение”.

В 1862 г. москвичи и киевляне, заручившись поддержкой своих генерал-губернаторов, подготовили программу организации и просьбу о разрешении съездов естествоиспытателей и врачей. Эти документы рассмотрел Медицинский совет Министерства внутренних дел и дал положительную оценку: “От таких съездов можно ожидать весьма полезных результатов для успешного развития в нашем отечестве упомянутых отраслей наук как в теоретическом отношении, так и в применении их на практике к поддержанию, охранению и восстановлению здоровья”. Министр внутренних дел не возражал, а министр народного просвещения А.В. Головин представил обращение на имя императора, в котором высказал положительное мнение о съездах.

Александр II решение принимать не стал, но передал его на усмотрение Совета министров, который в 1863 г. благополучно отклонил ходатайство вследствие опасения, выраженного некоторыми членами Совета, что “ съезды могут послужить прикрытием для политических целей”. Возможно, идея о регулярных всероссийских собраниях естествоиспытателей и врачей была бы похоронена на долгие годы, если бы не энергия Карла Федоровича Кесслера, профессора Киевского университета, а с 1862 г. - заведующего кафедрой зоологии физико-математического факультета Санкт-Петербургского университета, позднее - декана физико-математического факультета и ректора Санкт-Петербургского университета.

К.Ф. Кесслер был, судя по всему, главным инициатором неудавшегося общероссийского съезда естествоиспытателей (еще в 1856 г. он разработал проект “Правил для собрания естествоиспытателей и врачей”). Польза таких собраний была ему ясна не только в связи с тем, что в 1860 г. он побывал в Кенигсберге на съезде немецких естествоиспытателей и на личном опыте убедился в необходимости личного общения ученых. К.Ф. Кесслер сумел при непосредственной поддержке Н.И. Пирогова в 1861 г. получить разрешение министра народного просвещения на съезд учителей естественных наук гимназий Киевского учебного округа. Успех этого съезда (из 44 его участников 28 представляли Киев) убедил К.Ф. Кесслера в правильности задуманного.

Общая ситуация в России постепенно менялась к лучшему. Одним из подтверждений этому стало утверждение в 1863 г. нового университетского Устава. В его основу была положена идея автономии Университета как корпорации профессоров. Главным и относительно независимым органом управления Университета становился его Совет, в который входили все профессора. Свою долю автономии получили и факультетские собрания (советы): их ведению были предоставлены все научные и учебные дела в пределах своего факультета. Эти изменения привели к следующей, теперь уже удачной, попытке созыва съезда.

В конце 1866 г. новый министр народного просвещения граф Д. Толстой обращается к К.Ф. Кесслеру с запросом о пользе такого съезда. К.Ф. Кесслер, получив полную поддержку Совета университета, в январе 1867 г. передал в Министерство народного просвещения все необходимые ходатайства. Теперь обсуждение вопроса и в министерстве, и в Совете министров произошло очень быстро, и 12 мая того же года последовало “высочайшее разрешение” на организацию съезда.

28 декабря 1867 г. в Актовом зале нашего Университета под председательством К.Ф. Кесслера собрались 464 делегата Первого съезда русских естествоиспытателей, около четверти из них приехали из отдаленных мест России (заметим, что многие приезжие имели “малый достаток”, поэтому из средств Съезда им сняли 50 номеров гостиницы на Исаакиевской площади). Участники Съезда, отпраздновав Новый год, на следующих заседаниях - 2 и 4 января - подготовили представление министру народного просвещения с обоснованием необходимости создания обществ естествоиспытателей при российских университетах. Благодаря ходатайству министра “высочайшее разрешение” не заставило себя долго ждать: 22 февраля оно было дано, и в 1869 г. общества естествоиспытателей начали свою деятельность в Казанском, Киевском, Новороссийском и Харьковском университетах (Московское общество испытателей природы было создано ранее).

Первое заседание Санкт-Петербургского общества естествоиспытателей состоялось в конце 1868 г. Вплоть до наших дней Общество являлось структурным подразделением Университета, и лишь в 1992 г. приобрело самостоятельный статус как независимая региональная общественная организация, сохраняющая, темнее менее, самые тесные связи с Университетом.

Первым президентом Общества стал, разумеется, К.Ф. Кесслер. Особо обратим внимание на то, что во всей дальнейшей истории Общества его возглавляли блестящие ученые и университетские педагоги, внесшие большой вклад в науку и обучение студенчества. После смерти К.Ф. Кесслера в 1881 г. президентом был избран выдающийся ботаник, профессор А.Н. Бекетов, в 1900 г. его сменил геолог, профессор А.А. Иностранцев. С 1920 по 1930 г. Общество снова возглавлял ботаник - академик И.П. Бородин, а с 1931 по 1938 г. - физиолог, академик и князь А.А. Ухтомский. В 1938 г. президентом стал гидробиолог, профессор К.М. Дерюгин, а с 1939 г. и до начала Великой Отечественной войны во главе Общества стоял зоолог Ю.И. Полянский. 14 лет - до 1955 г. - президентом был зоолог и паразитолог, чл.-корр. АН СССР В.А. Догель, с 1955 по 1957 г. - физиолог растений, чл.-корр. АН СССР С.Д. Львов. Физиолог, академик Л.А. Орбели руководил деятельностью Общества с 1957 по 1958 г. На смену ему пришел тоже физиолог, чл.-корр. АН СССР Л.Л. Васильев, бывший президентом до 1966 г. Дольше всех - 18 лет - президентом Общества был Герой социалистического труда, Заслуженный деятель науки РСФСР, дважды лауреат Государственной премии СССР, зав. каф. эмбриологии нашего университета профессор Б.П. Токин. В 1985 г. президентом во второй раз избрали Ю.И. Полянского, ставшего к этому времени членом-корреспондентом АН СССР. С 1991 г. Общество возглавляет эмбриолог, профессор СПбГУ А.К. Дондуа, хорошо известный студентам нашего факультета по замечательному двухтомному учебнику “Биология развития”.

Устав Общества 1868 г. определил основные цели и задачи своей деятельности:

  1. Способствовать развитию естественных наук вообще.
  2. Распространять естественнонаучные знания в России.
  3. Содействовать исследованию природы России, преимущественно в полосе ее, лежащей в бассейнах Балтийского и Белого морей и Ледовитого океана.
  4. Сближать между собою отечественных ученых.

Успешному развитию Общества во второй половине XIX в. прямо или косвенно способствовало то обстоятельство, что в это время в нашем Университете складываются всемирно известные естественнонаучные школы: П.Л. Чебышева - в математике, Э.Х. Ленца - в физике, Д.И. Менделеева и А.М. Бутлерова - в химии, А.Н. Бекетова - в ботанике, И.И. Мечникова и А.О. Ковалевского - в эмбриологии, И.М. Сеченова - в физиологии, В.В. Докучаева - в почвоведении, А.А. Иностранцева - в геологии. Среди научных лидеров того времени упомянем и С.С. Куторгу - блестящего ученого-энциклопедиста и выдающегося организатора, стоящего у истоков университетских кафедр, работающих в области анатомии, зоологии и физиологии. Одной из главных задач, поставленных перед Обществом с самого его основания, стало изучение природных богатств, флоры и фауны России. Уже в 1869 г. была отправлена экспедиция на Белое и Баренцево моря, а в 1881 г. Общество при дружеском содействии крупнейшего православного монастыря на Соловках создает Соловецкую биологическую станцию - первую в мире станцию в полярных широтах. Министерство народного просвещения при открытии станции выделило 1000 рублей на библиотеку, реактивы и оборудование, но никакого постоянного финансирования не последовало, и дальнейшие исследования велись на деньги самих ученых и Общества естествоиспытателей.

На станцию приезжали не только петербуржцы, но и московские, харьковские, варшавские, юрьевские и казанские ученые (В.М. Шимкевич, Н.М. Книпович, А.Л. Бялыницкий-Бируля, А.К. Линко, Д.Д. Педашенко, М.Н. Римский-Корсаков, К.П. Сент-Илер, П.Ю. Шмидт, П.К. Тарнани, С.М. Герценштейн, В.А. Фаусек, К.И. Хворостанский, И.П. Забусов, Н.Л. Ливанов, Г.А. Клюге и др.) и студенты. Итогом их работы лишь за первые 20 лет стали более 60 трудов, посвященных фауне и флоре Белого моря, среди которых такие фундаментальные работы, как “Беспозвоночные Белого моря” Н.П. Вагнера (1885), “Наблюдения над фауной Белого моря” В.М. Шимкевича (1889) и “Материалы к фауне Мурманского берега и Белого моря” С.М. Герценштейна (1885). К сожалению, в феврале 1899 г. по настоянию монастырского руководства Святейший Синод принял решение об удалении биологической станции с территории Соловецкого монастыря, как ни пытались отстоять станцию ее директор В.М. Шимкевич, президент А.А. Иностранцев и даже почетный председатель Общества великий князь Александр Михайлович. Закрытие Соловецкой станции повлекло за собой перенос работ на более интересное в зоологическом отношении Баренцево море. В начале лета 1899 г. станция переехала в Екатерининскую гавань Кольского залива. Там в двух километрах от г. Александровска (ныне г. Полярный) начался следующий этап развития станционных работ Общества на Севере была основана Мурманская биологическая станция Санкт-Петербургского общества естествоиспытателей, в конечном итоге превратившаяся в Мурманский морской биологический институт Кольского филиала РАН.

Исследования природных богатств России не ограничилось Севером. В 70-е годы Обществом естествоиспытателей было организовано многолетнее геологическое, ботаническое и зоологическое изучение Понто-Каспийско-Аральского бассейна и расположенных между этими морями степей. Результаты наблюдений публиковались с 1875 по 1915 г. в восьми выпусках “Трудов Арало-Каспийской экспедиции”, ихтиологические исследования были обобщены в капитальном труде К.Ф. Кесслера “Описание рыб, принадлежащих к семействам, общим Черному и Каспийскому морям”.

В 1875 г. О.А. Гримм, исследуя фауну Балтийского моря, выдвинул гипотезу о происхождение этого водоема в результате таяния льдов скандинавских глетчеров и тем самым опроверг существовавшие ранее представления о бывшем в давние времена соединении Балтийского и Белого морей.

Огромную роль в изучении почв России сыграли работы члена Общества, одного из основоположников научного почвоведения В.В. Докучаева: он впервые дал понятие о почве как особом естественно-историческом объекте, возникшем в результате взаимодействия растительности и горных пород. Привлекая к почвенным исследованиям ботаников, В.В. Докучаев положил начало разработке целого ряда геоботанических проблем.

При Обществе существовали две постоянные комиссии - Крымский комитет, организованный в 1883 г. для естественно-исторического изучения Тавриды, и Невская комиссия, созданная в 1890 г. для детального изучения флоры и фауны окрестностей Петербурга.

В 140-летней истории Санкт-Петербургского Общества естествоиспытателей бывали, разумеется, не только периоды подъема. Войны, годы разрухи и восстановления страны, кардинальные общественно-политические преобразования ХХ века не могли не привести к тяжелым временам в жизни Общества, но главное в том, что оно всегда продолжало свою работу - без перерывов. Даже в Гражданскую войну и следующие не очень-то богатые годы, когда Общество то лишалось государственной финансовой поддержки, то получало незначительные суммы, деятельность Общества не прекращалась - за счет членских взносов, добровольных пожертвований (например, Физиологический институт нашего университета перечислил Обществу в 1934 г. 1100 рублей), выручки от продажи печатных “Трудов Общества естествоиспытателей”.

В годы Великой Отечественной войны, в эвакуации и с осени 1944 г., когда Университет вернулся в Ленинград, Общество возглавлял крупнейший зоолог В.А. Догель (впоследствии член-корреспондент АН СССР и лауреат Ленинской премии). По воспоминаниям ученицы В.А. Догеля, проф. Т.А. Гинецинской, вся его научная деятельность была неразрывно связана с Обществом естествоиспытателей, в которое он вступил сразу после окончания университета в 1904 г. Уже в холодную зиму 1944-1945 г. г. в 143-й аудитории каф. зоологии беспозвоночных в Главном здании Университета возобновились заседания Общества. Соскучившиеся по научному общению люди посещали их очень активно; характерной чертой того времени было постоянное присутствие на заседаниях студентов. Аудитория практически не отапливалась, никто не раздевался, а председательствовавший на этих собраниях В.А. Догель возвышался над всеми в тяжелой черного сукна шубе на лисьем меху, в меховой шапке и валенках.

В наши дни Общество естествоиспытателей находится на подъеме. При этом заложенные 140 лет назад основные направления деятельности остались таковыми и поныне. Одна из традиционных форм работы - поддержка научного общения биологов всех специальностей, экологов, геологов, минералогов и др. - это публичные пленарные заседания, проходящие, как правило, в одной из аудиторий биолого-почвенного факультета. На этих заседаниях с докладами выступают не только отечественные исследователи со всей России, но и приглашенные из-за рубежа специалисты.

Другим приоритетным направлением деятельности Общества, как и во времена К.Ф. Кесслера, остается комплексное изучение природы Северо-Запада России. С 1989 г. Общество поддерживает студенческие экспедиции в Ленинградской области. Долгие годы Кургальская и Валаамская экспедиции, формировавшиеся в основном из студентов нашего университета, работали под эгидой Общества. Сейчас на базе Валаамской гидрометеостанции совместно с Гидрометеослужбой России создан научно-исследовательский центр “Валаам”.

С 1995 г., когда в рамках Общества был создан Балтийский фонд природы, развернулись широкомасштабные экологические исследования. Фонду удалось очень скоро стать центром привлечения средств международных природоохранных организаций и в настоящее время он координирует работу нескольких полевых отрядов в Карелии, Ленинградской, Псковской и Новгородской областях. В 2000 г. Санкт-Петербургское общество естествоиспытателей стало членом Всемирного союза охраны природы (IUCN).

Результаты исследовательской деятельности членов Общества публикуются в 6 сериях “Трудов Санкт-Петербургского общества естествоиспытателей”, посвященных различным разделам естествознания.

С 1993 г. Общество возобновило ежегодное присуждение премий за выдающиеся публикации в области естественных наук в виде монографий или тематических серий статей. Каждый третий год проводится конкурс учебников и учебных пособий.

Особое внимание Общество уделяет поддержке молодых исследователей. С 1990 г. ежегодно проводятся конкурсы дипломных работ и магистерских диссертаций студентов нашего Университета, на конкурсной основе назначаются стипендии для студентов геологического и биолого-почвенного факультетов. В 1999 г. Балтийский фонд природы учредил именные стипендии для студентов-биологов, работа которых связана с природоохранными исследованиями.

Еще в начале ХХ в. Общество учредило международную премию имени А.О. Ковалевского, великого российского ученого, одного из основателей эволюционной эмбриологии, выпускника, а затем и профессора Петербургского университета. Премия состояла из медали и денежной суммы в размере 250 рублей. На лицевой стороне медали размещался портрет А.О. Ковалевского, а на оборотной - морское дно с различными беспозвоночными животными, объектами исследований А.О. Ковалевского. Медаль предназначалась для награждения исследователей за труды в области сравнительной анатомии и эмбриологии животных.

До Первой мировой войны эту премию не успели никому вручить, а потом о ней забыли до конца ХХ в., когда единственный изготовленный на Санкт-Петербургском Монетном дворе экземпляр медали обнаружили в нумизматической коллекции Эрмитажа. К счастью, в музее Монетного двора сохранились формы, необходимые для отливки плакеты, и медаль стараниями сотрудников Монетного двора была возрождена.

В марте 2001 г. Ученый Совет СПбОЕ в ознаменование столетия со дня кончины А.О. Ковалевского восстановил международную награду Общества и теперь она регулярно присуждается за выдающиеся успехи в области сравнительной зоологии и эмбриологии исследователям, внесшим существенный вклад в современные представления о филогении животных, в становление эволюционной биологии развития. Процедура награждения предусматривает широкую международную номинацию, для проведения которой был избран международный комитет, в составе которого известные ученые США, Германии, Испании, Дании, Канады и России.

Медаль 2001 г. была присуждена австралийцу Д.Т. Андерсону, всемирно признанному авторитету в области сравнительной анатомии и эмбриологии; К. Зандеру, почетному профессору Фрайбургского университета, известному своими блестящими работами в области описательной и экспериментальной эмбриологии насекомых; О.М. Ивановой-Казас, профессору нашего университета, выдающемуся представителю петербургской эмбриологической школы, автору широко известных монографий и учебников по сравнительной и эволюционной эмбриологии; датчанину К. Нильсену, внесшему неоценимый вклад в развитие сравнительной морфологии и филогении многоклеточных животных; Р. Ридлю, почетному профессору Венского университета, известному не только своими исследованиями в области морской зоологии, но и крупным вкладом в разработку теоретических принципов сравнительной морфологии; американцу Р. Рэффу, автору нескольких книг в области эмбриологии и эволюции, плодотворно сочетающему подходы современной молекулярной биологии со сравнительной анатомией и филогенией; еще одному американцу - Г. Фримену, признанному лидеру в области исследований эмбриологических основ эволюции животных; канадцу Б. Холлу, внесшему выдающийся вклад в современный синтез эмбриологии и эволюции.

С 2002 г. ежегодно присуждается только одна медаль. В 2002 г. в ходе международной номинации получил наивысший рейтинг и был удостоен медали профессор Калифорнийского технологического института Э. Дэвидсон, один из наиболее ярких современных молекулярных биологов, плодотворно работающих в области генетики развития, автор оригинальной теории происхождения билатеральных животных, основанной на признании ведущей роли эволюции регуляторных систем генома.

В 2003 г. по рекомендации Международного комитета медаль была присуждена швейцарскому профессору В. Герингу, выдающемуся молекулярному биологу развития, работы которого по изучению генетических систем управления эмбриональным развитием показали единство этих систем у беспозвоночных и позвоночных животных.

Лауреатом 2004 г. стал профессор Сворсморского колледжа, почетный член СПбОЕ С. Гилберт (США), известный мировой научной общественности своими глубокими исследованиями в области теории эволюционной и экологической биологии развития. Подлинной энциклопедией современной эмбриологии является его всемирно известное, выдержавшее уже семь изданий и переведенное несколько лет тому назад на русский язык замечательное руководство “Биология развития”. Его яркий доклад о проблемах экологической эмбриологии, прочитанный в Петровском зале СПбГУ, произвел на всех очень большое впечатление.

Нельзя не отметить, что возрождение международной награды Санкт-Петербургского общества естествоиспытателей - медали А.О. Ковалевского - тепло воспринято научным сообществом. В январе 2003 г. в Торонто в рамках ежегодного конгресса Общества интегральной и сравнительной биологии с большим успехом прошел симпозиум лауреатов медали А.О. Ковалевского (Alexander Kowalevsky Medal Winner Symposium).

В завершение еще раз вернемся в 50-60-е годы XIX века. Идея созыва съездов исходила от естествоиспытателей и врачей. Но как-то так получилось, что уже Первый съезд собрал только естествоиспытателей. С чем это связано - тема отдельного разговора. Одной из причин, возможно, стал постоянный недостаток врачебных кадров в России XIX в., который вынуждал университеты и Академию производить ускоренные выпуски лекарей, сокращать курсы преподавания существенно важных для врачей дисциплин; понятно, что в первую очередь “ускорение” осуществлялось за счет естественных наук. О чем тут говорить на совместных встречах? ХХ в. лишь развил эту тенденцию (см., напр., статью А.В. Балахонова и В.В. Незговоровой в предыдущем номере журнала).

Вспомним, однако, высказанные С.П. Боткиным в 1864 г. представления о требованиях к врачу, содержащих, по сути дела, представления о необходимости фундаментализации подготовки специалиста-медика (он говорил о военных врачах, но суть дела это не меняет): “...врач настолько же должен быть хирургом и терапевтом, насколько и натуралистом, ибо без знания естественных наук немыслима разумная медицина вообще и в особенности гигиена, самая важная часть медицины для солдата”.

Не настало ли время вернуться к более тесному “содружеству естествоиспытателей и врачей”? Первым шагом в данном направлении могла бы стать организация секции медицины в Санкт-Петербургском обществе естествоиспытателей - первой за 140 лет его славной истории. Заложенные при создании Медицинского факультета СПбГУ принципы подготовки специалистов, учитывающие тенденции современного развития медицины и потребности перехода к фундаментализации высшего медицинского образования на основе системного естественнонаучного знания, как нельзя лучше соответствуют идеям, провозглашенным без малого полтора столетия назад первым президентом Общества естествоиспытателей К.Ф. Кесслером -“пособствовать благоденствию земли русской, то есть достижению той цели, к которой должны быть направлены все наши начинания и старания”.

С днем рождения, коллеги!

Общий вид Соловецкой биологической станции, 1897 г.
Общий вид Соловецкой биологической станции, 1897 г. (архив каф. зоологии беспозвоночных СПбГУ).
Участники экспедиции на Соловки (шестой слева - В.М. Шимкевич), 1893 г.
Участники экспедиции на Соловки (шестой слева - В.М. Шимкевич), 1893 г. (архив С.И. Фокина).
Извещение нач. ХХ в. об избрании членом Санкт-Петербургского общества естествоис
Извещение начала ХХ в. об избрании членом Императорского Санкт-Петербургского общества естествоиспытателей.
В.А. Догель (1882-1955)
В.А. Догель (1882-1955)
С. Гилберт держит в руках диплом лауреата премии им. А.О. Ковалевского
С. Гилберт держит в руках диплом лауреата премии им. А.О. Ковалевского, врученный ему Президентом Общества проф. А.К. Дондуа